— Петька вот профессор, точнее академик, короче самый умный и тот кто сам создал «теорию связности». — сказал Василий Иванович. Он тебя счас погрузит в воображаемый мир. Нарисует так сказать виртуальное пространство vr, как это говорят.
— Да, здравствуйте молодой человек. Я — Глеб Олегович Словотвердов. Вы в каком аспекте интересуетесь?
— Я фирму делаю мировую. Хочу чтобы на уровнее её архитектуры было все идеально. Петр Преображе…
— Вооот! — перебил академик не дослушав как зовут ученика Василия Ивановичка, — Черезвычайно умный молодой человек. Я 30 лет исследовал и голодал, а вы к этому вопросу подошли уже в 30. Хвала создателю, что новым людям не надо проходить еще раз нашу перестройку и страх что поначалу нет ответа на вопрос «почему если такой умный, то до сих пор небогатый».
— А богатство значит как-то вам помогло до этого дойти? Это важно?
— Ну мы же учитываем сегодняшние ввп, инфляции… или в вакууме?
— эЭ
— Ну давайте уточним. — продолжил Словотвердов. — У вас какая связь между информацией и вашим бизнесом?
— Прямая. Мы телеком. Софт пишем. Операционную систему разрабатываем для нового телефона.
— Вы не поняли, что значит информация. Информация это как вы упаковывете её? Как вы знание собираете?
— Экспертиза как растет?
— Именно!
— Ну нас пока 10 человек.
— Представьте что вас 10 тысяч.
— Тысяч?
— Ну а что вы не знаете мировые компании это сейчас тысячи человек. 10 тысяч гарантированно, что вы попадете в первый эшелон. Мы же про мировую компанию.
— Хотите сказать, что нужно спроектировать сейчас как эти 10000 человек смогут обмениваться экспертизой без препятствий?
— С меньшим количеством препятствий, чем у конкурентов. Если чуть снизить требования. Но в идеале нужно смоделить и идеальный вариант.
— И ещё мне кажется нужно учесть, момент кризиса и что мы должны работать на то время, которое будет после. А что отомрет, а что останется не понятно.
— Ну отчего же? Природа не скрывает: все, что дает потомство — остается. Борьба за жизнь. Изменчивость, ну и так далее. Рекурсия, говоря програмистким языком. Чтобы минимальное количество инструкций написать нужно видеть архитектуру с одной стороны. С другой стороны видеть вложенности её элементов. А рекурсия — это одна из основных программ — мать всех более локальных. Вы же как-то в своем софте учитываете, что программа может породить программу? Или две программы могут образовать новую связность?
— Да, я впервые так стал попробовал смотреть на мир, когда в школе нас учили писать сложный план. Но про это сложно говорить. Пункты плана можно написать. А вот связи между ними очень долго описывать.
— Отлично вы держите мысль. Это очень правильный образ. Продолжайте, что главное в новом информационном веке для телеком компании? Или скажем, компанией имеющей дело с обменом программами и данными. Фриланс в общем.
— Да.
— Так что важно для такой мировой компании с точки зрения накопления экспертизы? Что вообще есть её экспертиза? И еще аспект кризиса. Кризис — это значит?
— Кризис значит доверие иссякло. Ничего не выживет. Все будет по новому. Идея и элита, которая её несет будет другая. Как же можно представить себе мир, если ты не понимаешь какие там законы и ценности? И кто будет новая элита.
— Когда я задался этим вопросом, то увидел теорию связности. Ну так я её назвал. Только связность между людьми, а не между программами. И кстати кто будет новая элита очень тривиальный вопрос. Прошлый раз были пролетарии. Ну реально — нет, но идея была что социальный лифт работает для них идеально. И даже самый пролетарий может стать генеральным секретарем. А сейчас это инженеры. Не согласны?
— Я их называл средним классом.
— То что они не становятся самыми богатыми не самыми бедными — это не существенно. Важнее, что они могут генерировать знание. Это больше инженеры или архитекторы, а не рабочие и крестьяне. Если под них будет спроектированна максимальная связность, то знание со временем выстроит инфраструктуру.
— Т.е. моя связность в компании на 10000 человек должна обеспечивать максимальную связность для тех, кто генерирует экспертизу.
— Отлично. Ещё есть вопросы? Или вы уже все увидели? Ну порисуте в воображении. Хотите виртуальные шлемы оденем и порисуем?
— Не понятно куда смотреть. Что там важно?
— Там нет важно или не важно. Там вы создаете такую экспертизу, что вам и земли хватает и судиться вы успеваете, и кредиты не смотря на не самые благоприятные проценты вы отдаете, и при этом растете, и клиентов у вас становится все больше. Скажем важно 5 областей и они друг с другом меняются важностью по ходу роста фирмы.
— Как это может выглядеть у нас? Как измерять прирост экспертизы?
— Смотрите у вас сейчас 10, а будет 10 тысяч. Т.е. нужно вырасти в тысячу раз, а скорость роста экспертизы должна увеличиваться. Т.е. она должна расти быстрее, чем сейчас. Степенная функция нагрузки на ключевое звено. И в ловушку роста вы не должны попасть при этом. Сколько будет набирать в год процентов новичков? 10? 30? 50%?
— А задача будет иметь похожие показатели, если представить компанию на 5000 человек, но в которой сплошной бардак?
— Ну это может и важная часть картинки, но только после того, как вы поймете что процент новобранцев определяет качество системы роста экспертизы. Это как, эхо следствие звука, а не эхо порождает звук. Чувствуете развитие картинки?
— Вы имеете ввиду что сегодня у меня 10 человек должны передавать знание 3 человекам. А завтра 100 должны передавать знание 50. Т.е. плотность её упаковки должно возрасти.
— Да эхо это про то, что у вас сначала 10 потом больше и потом еще больше. Итерации. Надо их увидеть. Информация это и есть упаковка. Как говорил Голдрат информация это ответ на вопрос, а данные это просто данные. И что была информация, должен быть вопрос. В этом смысле любой вуз мог бы быть компанией мирового уровня, если бы там измерялась экспертиза, а не «контент» курсов.
— А какой вопрос? Что измерять?
— А что вы так стесняетесь? Именно, что измерять! Наблюдатель определяет картину мира. Тот, кто делает измерения и определяет роли их взаимодействие и прочее. Будем измерять бабло будет одна картина мира. Будем измерять экспертизу — будет другая. Причем они могут существовать параллельно. И те, кто стяжают знание будут не очень-то страдать от тяжких законов тех, кто стяжает деньги. Свобода через мудрость.
— Что такое передача знания?
— Что такое трансплантация знания? Усилим вопрос!
— Это доверие безусловное. И инструкции. Или телепатия?
— А сейчас где у нас доверие в кризис? Во что мы верим?
— В законы немного.
— Какая там связность представьте. Вот вам и будет ответ на вопросы — куда смотреть. Аналоги там уже есть. Там тоже инструкции. Почти программный код. Кривой правда.
— Связность между законами это вы про их архитектуру?
— Именно. Там даже есть термин коррупция, который мало кто определяет. Не смотря, что все с ней борются. А он про архитектуру как раз. Т.е. можно предложить математическое определение, чтобы роботы прошлись по текстам законов и почитали где баги.
— Так и произведения классиков можно прочитать роботами. Думаю там связность ролей будет хорошая.
— Да законы тоже про роли. Там есть несколько ролей субъектов права и несколько ролей институтов между которыми собственно и обнаруживается коррупция. Аналог сопротивления или трения в физике.
— Таак значит экспертиза и процент новобранцев зависит от коррупции или от связности системы, если брать обратную величину.
— Да коррупция и связность это обратные величины. И ваши отделы которые будут делать уплотнение экспертизы должны быть некорумпировны. А значит?
— Не понял.
— Как будет без «не» корумпированность?
— Связность?
— Это общий термин в вашем случае в каких действиях будет проявляться связность? Вы же хотите, что все понимали друг друга с полу слова. Потом с четверть слова. Или как в угадай мелодию с трех нот. Так?
— Да.
— «Доверие» сами говорите? В чем это проявляется?
— Доверие… не знаю.
— Связность с точки зрения доверия — это когда одному хорошо и другому хорошо. Обоюдовыгодные решения.
— Ну…
— Там побыстрее воображение должно заработать. Представляйте себе 5 отделов, которые умеют круглосуточно на всех совещаниях делать вин-вин решения. Надо всего-то спросить еще у четыверых чего им надо. И всего-то в 5 раз больше подумать про взаимосвязи.  Как например новый проданный проект повлияет на произодвство рнд отдел персонала, финансы и допустим ИТ инфраструктуру. Одно совещание и только эти 4 вопроса. А потом несколько раз проверить.
— Почему 5 отделов?
— Потому что 2 по 5 будет 10 а тебе надо 10 в четвертой степени, чтобы построить обмен информациой между несколькими этажами твоих экспертов-начальников-экспертов-подчиненных. Или говоря по-новому экспертов и их подмастерьев. А 5 это минимальное число, где возможны саморегулирующиеся алгоритмы между отделами.
— Совещания — это не простое поле. Там ничего не планируется и не договаривается. И потом новые совещания. И информация никогда точно не передается.
— Я в курсе. Не договаривается, а должны. Если ты видишь образ свзяности, то должен понимать в действиях, что это 100% ная передача информации. Ноль дефектов! Никаких «испорченных телефонов»! Одно-два совещения своих подмастерьев в день можно посмотреть в записи. Выборочно так, разные секретари могут помочь. Просто это нужно измерять.
— Но это же люди!
— Мы сейчас про показатели говорим. Для понимания. Упрощаем-огрубляем, чтобы картинку четче увидеть. Поэтому… Поэтому собираем совещание до тех пор пока… «тот. кто должен понять» не скажет, что он понял и берет ответственность на себя. А потом проверим, что «тот. кто сказал, что понял» сделал то, что надо. И тут его проверяет тот, кто передавал знание. А его опять же более высокий эксперт в области….? Какая у вас область?
— Телеком?
— Не. Вы связность будете делать по проектному принципу или по продуктовому? Или по регионам продаж? Другими словами по какому принципу должно быть выбран механизм упаковки экспертизы, если мы говорим что люди генерирующие знание у нас главные. Ну в первом приближении. А не скажем финансисты, которые бюджет подписывают. Или кадровики. Или может они главные?
— В больших компаниях либо продукт менеджеры либо инженеры проекта, архитекторы…. Как понять?
— Про большие компании это правильно. Надо думать что у вас уже 50 проектов по 100 человек. Допустим вы берете 20% новичков. Это будет 1000 человек в год. По 10 человек на проект. И допустим, что за год они должны стать более на ЭН единиц в способности вашей экспертизы. Это всегда про понимание рынка и заказчика и как у вас там с багами в основном продукте. Синтез того что внутри и того что в рынке. Что продукт может сейчас и что вы успеете дописать. Обычно в больших компаниях дописать тяп-ляп типа потом разберемся. Но потом продукт пухнет, а скорость роста экспертизы не позволяет «догнать». В итоге коррупция между модулями прогараммы.
— Коррупция — это ошибки в связности.
— Хороший выстрел! В показателях представляете, что будете измерять?
— На 50 проектов. Не представляю. Там в трекерах постоянно что-то происходит. Мониторить каждый день?
— Экспертиза — это то, что добывается в проекте. В бою так сказать. А это итог или аттестация, которая возможна раз в год полтора года. Сколько у вас проекты длятся? И раз в месяц промежуточная. Не очень часто. Но качественно. Мы же экспертизу измеряем. Мы по ней конкурируем! Надо чтобы «датчик» был хорошей точности. А не все эти скучные лессон лернинг, на которые никто не ходит.
— Да, никто. Я не думал что по экспертизе можно считать показатели.
— И давать звездочки. Так, что есть экспертиза в вашем случае?
— А что если мы новичков будем окунать в 5 проектов сразу?
— Они не потянут скорее всего, но ход мысли правильный. Если нужно быстрее рост экспертизы должно быть больше повсторений-проектов. Разных. Количество проектов определяют скорость роста экспертизы. Типичный фордизм-тейлоризм. И адамосмитовщина. И кстати, живые системы так же учатся. Как впрочем и нейросети. Нужно обеспечить максимально большое повторение. Информационная логистика должна обеспечивать транплантацию знаний. Максимальное с позции того, сколько может потянуть «студент». Т.е. если студент идеальный он быстро закарабкается по внутреннему социальному лифту компании.

При этом нужно понимать, что их скорость обучения и скорость обучения их кураторов-экспертов отличается.